Начало обучения ювелирному искусству        

Окончательно ученичество укрепилось в России в начале 18 века. В качестве преподавателей приглашались лучшие мастера-художники из-за рубежа. М. И.Пыляев   в своей монографии «Драгоценные камни» в 1888 году писал: «Иоанн Грозный проявлял горячие заботы о

. Во всех сношениях с западными государствами постоянной целью было приглашение в Москву различных художников и ремесленников, которые в то время населили уже в Москве целую слободу немецкую. Во главе русских серебряных дел мастеров при сыне его Федоре были два иностранца: Клаус Севастьянов и Борис Томосов. Потом при царе Борисе Годунове работал в Москве венецианский ювелир Франциск Аспетини.  При царе Михаиле Федоровиче в Москву выехали золотых, серебряных и алмазных дел мастера: Павел Алейдарх, Елконай Ардинов, Индрик Аренс,  Мартын Сибилист. Приезды иностранцев не прекращались до времен Петра Великого; и не одни только западные, но нередко являлись в Москву и восточные художники. Так, при царе Алексее Михайловиче в 1659 году был у нас турчанин черневого дела мастер Антон Федоров, а также греки Константин Мануйлов, Филипп Павлов, которые привезли к нам художество восточное, турскую финифть и чернь и выучили наших мастеров.

В 1860 году иноземец Иван Гебдан по царскому Указу вывез из-за моря двух алмазников,  двух золотых дел мастеров, двух серебряников. В конце 17 и в первые годы 18 столетия при царском дворе находились многие немецкие мастера. Каждый приглашенный мастер имел несколько учеников-подмастерьев, которые в дальнейшем становились мастерами и также обучили немало талантливых русских мастеров».

Первая ювелирная школа

В конце 17 – начале 18 века  была создана первая школа при Оружейной палате. Еще ее называли Кабинет Императорского двора. Это был значительный центр подготовки отечественных мастеров. Система подготовки в нем имела много общего с ученичеством в мастерских Древней Руси.  Преобладало наглядное обучение, но уже вводились такие предметы, как арифметика, грамота, рисунок. Успехи воспитанников постоянно контролировались, периодически рассматривались и отбирались лучшие художественные образцы. Мастерским Московского Кремля придавалось настолько большое значение, что царь  лично следил за их работой: проверял искусство приезжих мастеров, беспрекословно отсылал на родину тех, кто не удовлетворял художественным требованиям Московского двора, награждал  и повышал оклады за понравившиеся ему работы, а иногда даже утверждал рисунок предмета, прежде чем мастер приступил к его изготовлению.

Обучение русских мастеров  искусству эмали

Для поднятия на должную высоту  искусства эмали правительство Русского государства принимало различные меры. Одной из них было привлечение для работы в Москве северных мастеров. В 1745 году было организовано обучение искусству чернения у приехавшего из Сольвычегодска Якова Попова. Московские резчики и приезжие мастера были отданы в полное распоряжение мастера на 10 лет. Правительством были проведены и другие мероприятия. С 1735 года к торговым караванам, которые каждые три года направлялись в Китай с русскими товарами, начали присоединять специально для этого выделенных мастеров-серебряников из Москвы и сибирских городов Иркутска и Тобольска. Их главная задача заключалась в изучении художественных ремесел, в том числе искусства изготовления художественных эмалей. Первым был послан Осип Мясников, который потом еще дважды совершил путешествие в Пекин и обратно. Во время поездок Мясникову удалось выучиться «составлять из разных материй флюсты (эмали) цветные, а именно белый, вишневый, лазоревый, зеленый, которые и пробовал через огонь». Вместе с Мясниковым в Пекин в качестве учеников были посланы Дмитрий Попов и Алексей Курсин. В доказательство того, что они в совершенстве овладели искусством финифти, по возвращении на родину они представили сделанные ими серебряный  эмалевый  подносик и чарку. Из Китая они вывезли материалы для изготовления эмали и были отпущены на небольшой срок в Сибирь с заданием разыскать «в Иркуцкой провинции к деланию финифтяного художества матерьяло». В 1757 году   Курсину и  Попову были даны для обучения четыре ученика, которым  назначили жалованье. В 1764 году мастера — эмальеры вместе с домом, где они работали, и всем инвентарем были переданы из Сибирского приказа в ведение Главного магистрата, который впредь должен был наблюдать за производством и «размножением сего художества».