Муза Вадима Чуркина! И как начинался его путь в ювелирный бизнес?
Вадим Чуркин возглавляет «Ювелирный Дом Екатеринбург»

Задали вопросы Вадиму Чуркину:

И как начинался его путь в ювелирный бизнес?

Мой путь в ювелирный бизнес начался достаточно любопытно. Дело в том, что я ездил на трамвае в институт по улице Ленина, и по пути, на одной из остановок, был ювелирный магазин «Кристалл». Это был чуть ли не единственный в городе большой двухэтажный магазин, с красивыми сверкающими витринами. Проезжая мимо, я все время видел рядом с магазином каких-то людей. Хорошо одетые, на дорогих машинах, они практически всегда были там. Мне было очень любопытно, кто эти люди и почему они все свое время проводят в этом месте? Где они берут деньги на такие машины и почему они так одеты? И это любопытство в конечном итоге привело к тому, что я потихоньку с ними познакомился.

В то время вокруг магазинов, в которых была скупка, собирались такие люди. Они покупали у населения золото, а потом по-разному им распоряжались. И так случилось, что одним из таких людей стал я.

О любимом деле и начале пути

Заниматься своим любимым делом я стал в 1987 году, когда в магазинах ассортимент  украшений был небогат, они считались дефицитом, на прилавках не залеживались. А ко мне в руки попадали украшения в самом разном состоянии, в том числе сильно поношенные, уже не годные для употребления, даже антикварные вещи. Приходилось это все делить на несколько групп: что-то сразу в лом, что-то подлежало ремонту, а что-то имело особую ценность, прежде всего антиквариат. Среди раритетов много было карманных часов, подносов, половников очень изящных, столового серебра, прекрасного совершенно. Попадались вообще уникальные вещи.

То, что было ломом, мы увозили во Львов и продавали полякам. Они привозили свой ширпотреб сюда продавать, а обратно им тоже надо было что-то везти, чтобы можно было там, у себя продать. Вот они и покупали всякие электрочайники и прочую мелочовку. А мы предлагали золото, и они брали его с удовольствием, потому что это, считайте, та же валюта. То есть лом уходил полякам, а те изделия, которые можно было восстановить, ждала другая судьба. 

Я познакомился с ребятами из ювелирной мастерской на вокзале – там была «Рембыттехника». Они делали под заказ украшения из давальческого золота, то есть драгметалла клиента: люди приносили местным мастерам что-то для переделки, и те делали для них кольца-брошки по своим моделям и эскизам. Вот в эту мастерскую я относил все, что можно было отремонтировать, почистить, привести почти в новый вид, и после этого мы сдавали украшения в комиссионный магазин. Он был огромный, красивый, и там наценка устанавливалась в размере всего двадцати пяти процентов. Но если твоя вещь не продавалась в течение месяца, магазин начинал брать с тебя плату за хранение. Со временем уже глаз был наметанный, я точно знал, что продастся в первую неделю, и если понимал, что украшение будет лежать на витрине больше месяца, то даже и не приносил на комиссию – такое лучше сдать в лом. А вот у антикварных вещей имелись свои ценители и любители. 

Самое главное для меня в этой истории – тот опыт, который был связан с ювелирной  мастерской на вокзале. Там я увидел, что можно делать, как можно делать, как организован процесс производства, каковы истоки вдохновения мастеров. Тем более что в городе имелся большой ювелирный завод «Ювелиры Урала», там работало порядка шести тысяч человек, и в дальнейшем я познакомился со специалистами, которые работали там на экспортном участке и делали продукцию, которая шла за рубеж. И так потихоньку-помаленьку я втянулся в этот творческий и коммерческий процесс.

В 1991 году мы получили первое регистрационное удостоверение от Пробирной палаты России, свой первый именник, и началось самое интересное: организация производства. Мы стали приобретать современное оборудование, привлекать к сотрудничеству самых интересных на тот момент мастеров. И этот процесс продолжается до сих пор.

Первая выставка, в которой мы участвовали, проходила в 1993 году в Москве, в Сокольниках. На первую международную выставку наша компания поехала в 2004 году. Мы создали коллекцию изделий из палладия и с Алмазювелирэкспортом представляли её в Базеле. Нам повезло: мы сразу заключили контракт с американским «Магазином на диване» на поставку палладиевых обручальных колец. Это была интересная работа, совершенно не понятная для нашей пробирной инспекции. Проба должна быть 900-ая, а у нас палладий был 850-й пробы. Им пришлось выпускать нас без апробирования.

Кольцо с бриллиантами от «Ювелирный дом Екатеринбург»

Потом мы поехали на художественные выставки показывать наших мастеров-ювелиров, что делаем и по сей день.

Знакомство с интересными людьми

Работа с ювелирными украшениями дала мне возможность знакомства с очень интересными людьми. Я даже не предполагал, что когда-нибудь жизнь сведет меня с ними. Например, мне нравилось слушать романсы в исполнении Аллы Баяновой, дома даже были ее пластинки.

 Из исполнителей мне одно время нравился Вилли Токарев. Однажды мы готовили для наших клиентов мероприятие в Красной Поляне, и организаторы предложили пригласить Аллу Баянову и Вилли Токарева.

Также на этом мероприятии оказался Александр Васильев. Мне запомнился один момент. Мы сидели в ресторане – Алла Баянова, я и Александр Васильев. Алла Николаевна спросила: «Александр, а Вы не могли бы поговорить со мной по-французски? Я так соскучилась по французскому языку!». И они начали беседовать, и было видно, какое наслаждение она испытывает от этого.

Александр Васильев и профессор Нона Дронова на встрече, которую устраивал Вадим Чуркин для ювелиров России

После этого мы еще раз пригласили ее выступить: на выставке в «Гостином дворе». Александр Васильев вызвался быть конферансье. Это был прекрасный концерт, и на этом концерте я познакомился с Вячеславом Зайцевым. Мы с ним создали коллекцию украшений. У него были эскизы, он рисовал их для одной японской компании, но по какой-то причине этот проект не был реализован. Вячеслав Михайлович предложил нам сделать эти украшения. Я раздал его эскизы разным мастерам, и получилось замечательно! Нашу особенную коллекцию мы презентовали на ВДНХ. С Вячеславом Михайловичем дружим до сих пор.

Кольцо с жемчугом и бриллиантами по эскизу Вячеслава Зайцева
Колье с бриллиантами по эскизу Вячеслава Зайцева

Он очень приятный человек, много трудится, каждый год создает новые коллекции. Я много у него почерпнул. Однажды я пришел к нему, выглядел тогда неважно. Он посмотрел на меня и сказал: «Вадим, ну ты же ювелир!». И сейчас, если что-то не ладится, я говорю себе: «Вадим, ну ты же ювелир!». 

Вадим Чуркин и Вячеслав Зайцев

Что ценит Вадим Чуркин в ювелирных украшениях?

Я в украшениях ценю ювелирность, сложность работы. Я люблю ручную работу, виртуозность исполнения. Но для того чтобы поддерживать жизнедеятельность предприятия, приходится делать украшения массового спроса с применением новых технологий.

View this post on Instagram

A post shared by Vadim Churkin (@vadim_jeweller) on

Таким образом, уже более тридцати лет я не работаю, ведь занятие любимым делом работой назвать нельзя.

Стиль жизни Вадима

Немного расскажу о себе. В быту я непритязателен, люблю простую еду. Утром завариваю себе кофе в турке, пью его и, надев кроссовки, отправляюсь на пробежку. Кросс для меня почти как медитация. Если меня что-то беспокоит, есть какие-то вопросы, то после 3-4 километра находятся все ответы, и мысли приходят в порядок. К концу пробежки у меня уже есть готовое решение.

Вадим Чуркин

Если раньше я любил костюмы, шейные платки, рубашки, ботинки, то сейчас для меня в одежде главное – удобство. Порой так трудно бывает проститься со старыми, поношенными, но такими удобными ботинками. Комфорт берет верх.

Я люблю путешествовать, и в городах, в которые приезжаю, люблю бегать по набережным.

Бог даст, ещё повоюем!

Кто же Муза Вадима Чуркина? И как она его вдохновляет?

View this post on Instagram

A post shared by Vadim Churkin (@vadim_jeweller) on

Ответ ВАДИМА!!!!

Мощнейший пинок под зад для реализации всех планов целей и задач мне даёт моя жена красавица, которую я люблю.