Поддержка шести ювелирных компаний, принадлежащих темнокожим

Движение за расовую справедливость, вызванную смертью Джорджа Флойда во время задержания полицией, продолжает шествие по городам по всему миру, возглавляемое общинами, которые уже несут на себе тяжесть эпидемии коронавируса.

Мир прекрасных ювелирных изделий не переполнен предприятиями, принадлежащими темнокожим, но в профессиональных кругах несколько имен пользуются всеобщим уважением. Jacqueline Rabun, известная своими красивыми минималистскими ювелирными изделиями, имеет свой собственный успешный бренд, который существует уже 30 лет. Vania Leles стоит во главе бренда Vanleles, первым ювелирным домом в лондонском Мэйфэре, принадлежащем мастеру с африканскими корнями. А уроженец Ямайки Matthew Harris в Нью-Йорке управляет современным ювелирным брендом, изделия которого продаются по всему миру.

«Я всегда считала темнокожих ювелиров редкостью, – говорит дизайнер Valerie Madison. – Изящные ювелирные изделия – это дорогой мир, в котором для создания бизнеса предпринимателям из числа меньшинств часто приходится больше работать, чтобы обеспечить финансирование и укрепить позиции. Быть в таком положении – это честь для меня, но это также и одинокое место».

Некоторые независимые ювелирные компании, принадлежащие темнокожим, в последние недели наблюдают всплеск интереса, но с этим приходит горькое осознание того, что покупатели нашли благодаря таким статьям, как эта, в связи с повышенным освещением расовой несправедливости в средствах массовой информации. «Конечно, я хотела бы, чтобы «Almasika» попала в списки ведущих компаний, имеющих темнокожих владельцев, – говорит основатель компании Catherine Sarr, – но я также считаю, что эти списки не должны существовать. Темнокожие владельцы бизнеса уже должны присутствовать рядом с другими дизайнерами».

Valerie Madison: «Я не получила ничего, кроме доброты, от индустрии, я просто хотела бы, чтобы в ней было больше цветных»

Не имея никаких связей в отрасли, Valerie Madison создала клиентскую базу для своих изысканных изделий, изготовленных вручную в Сиэтле с использованием необычных камней и переработанных драгоценных металлов. Она благодарна за поддержку со стороны людей, намеренно ищущих бизнес, принадлежащий темнокожим, но с болью осознает, что за него приходится платить высокую цену. Однако Madison позитивно относится к будущему.

Castro из Castro NYC: «Кто не хотел бы быть частью этой истории, происходящей сейчас?»

Единственные в своем роде произведения Castro создаются благодаря богатому источнику вдохновения, который простирается от средневековой истории до антиквариата викторианской эпохи через царство животных. Каждое из них разработано и изготовлено вручную с исключительной оригинальностью, часто включает в себя мельчайшие детали. Сейчас он находится в Стамбуле, Castro покинул США в 2016 году, «из-за насилия со стороны полиции, но я бы с радостью был там сейчас, помогая в борьбе».

Catherine Sarr из «Almasika»: «Я надеюсь, что темнокожие дизайнеры будут продолжать блистать за пределами этого общественного движения»

Французский ювелирный дизайнер Catherine Sarr жила в Париже, Лондоне, Абу-Даби и Чикаго, собирая на своем пути культурные влияния этих мест. Созданная пять лет назад, «Almasika» уходит корнями в «слияние дизайна и культуры производства ювелирных изделий, которая охватывает более широкие традиции, объединяющие культуры».

Khadijah Fulton из White Space: «Несмотря на трудности в мире, подавляющее большинство из нас готово предпринять шаги в правильном направлении»

Khadijah Fulton, выпускница «Parsons School of Design», создает вневременные украшения, призванные обеспечить носителю «присущее ему чувство ценности». Разработанные в Лос-Анджелесе, а затем изготовленные местными мастерами, ее украшения уникальны. Несмотря на то, что она столкнулась с «малым количеством лиц, похожих на мое» в этой отрасли, она гордится тем, что сейчас является темнокожим предпринимателем.

Melanie Eddy: «Многие люди понимают, что реалии расизма гораздо ближе и коварнее, чем они считали»

В характерных ювелирных украшениях Melanie Eddy используется геометрия. Бермудское воспитание Melanie Eddy привило уважение к мастерству, она прошла обучение как ювелир у себя на родине, а затем переехала в Лондон, чтобы углубить свои знания. «Многие ювелиры, принадлежащие к меньшинствам, считают, что отрасль изолирована. Одним из благословений этого времени печали и гнева стало расширение связей между людьми из разных слоев общества», – говорит она.

Angie Marei из «Diaboli Kill»: «Люди всех цветов кожи объединяются в борьбе с расизмом в гораздо более крупные группы, чем когда-либо»

Обладая египетским и доминиканским наследием, Angie Marei создает смелые запоминающиеся ювелирные украшения, вдохновленные ее культурным происхождением. Их можно увидеть на Beyoncé, Rihanna и Ava DuVernay. «Слишком долго творения темнокожих мастеров были недостаточно представлены в творческой индустрии, – говорит Marei. – Я надеюсь, что это движение откроет больше возможностей, есть столько удивительных талантов, который нужно раскрыть».

С более подробной информацией можно ознакомиться на сайте