Здесь вы найдете продолжение статьи о ценности архивов ювелирных компаний для их развития в наши дни.

Тиара с завитками из платины от Cartier 1910 года, которая была продана королеве Бельгии Елизавете (Cartier):

Ювелирные архивы Домов используются в их работе, ч. 2

Cartier хранит экспонаты с момента своего основания в 1847 году, но не признавал свои архивы как актив до 1970-х годов, когда они были реорганизованы. Затем, в 1980-х годах, компания официально начала процесс выкупа некоторых из своих самых важных творений для создания коллекции Cartier, которая в настоящее время насчитывает около 3500 экспонатов.

В ходе этого процесса Cartier отказалась от идеи создания собственного музея, но регулярно предоставляет музеям драгоценности из своей коллекции. “Мы были убеждены и остаемся таковыми до сих пор, что дом-музей никогда бы не привлек столько посетителей, сколько временные выставки в музеях”, – сказал Пьер Райнеро, директор по имиджу, стилю и наследию Дома.

В 1990-х годах компания Cartier представила Cartier Tradition – подразделение, которое выкупало изделия для реставрации и последующей перепродажи. Райнеро сказал, что подразделение должно было стать дополнительным сервисом для клиентов, но он признал, что оно также само по себе привлекло новых клиентов. Аналогичные коллекции отреставрированных винтажных предметов на продажу предлагают Van Cleef & Arpels и Buccellati – все они являются частью быстро развивающегося мирового рынка подержанных предметов роскоши, который, по оценкам Bain, в 2022 году составил 43 млрд евро ($ 45,6 млрд).

В отличие от Cartier, компания Bulgari выбрала постоянное выставочное пространство DomusAurea, где в своем флагманском магазине Via Condotti в Риме представлена часто обновляемая коллекция предметов наследия. И недавно она расширила свою выставку “Serpenti Metamorphosis” в рамках празднования 75-летия дизайна Serpenti, смешав архивные экспонаты с произведениями искусства, выполненными по заказу, которые отсылают к фирменной змее Дома. В ближайшие месяцы выставка посетит 40 точек по всему миру.

Браслет-часы в виде змеи с полихромной эмалью и изумрудами, Bulgari, 1967 год (Bulgari):

В телефонном интервью Лючия Боскаини, куратор бренда Bulgari, откровенно рассказала о том, как подобные выставки укрепляют капитал бренда, убеждая клиентов в инвестиционном потенциале его высоких ювелирных изделий. “У таких выставок есть и деловое измерение, поскольку они повышают ценность наших творений, – сказала она, – настолько, что нам стало сложнее выкупать наши работы с аукционов, особенно Serpenti”.

Например, колье Serpenti с бриллиантами и рубинами было продано в ноябре 2019 года на аукционе Sotheby’s за 337 500 швейцарских франков ($ 362 050), что почти в три раза превышает его предварительную оценку.

Архивные рисунки Bulgari обычно хранятся в штаб-квартире в Риме, чтобы Лючия Сильвестри, креативный директор ювелирного Дома, и ее команда могли получить к ним доступ. Но, “мистер Булгари научил меня никогда не копировать самих себя и смотреть на архив двумя глазами: одним – в прошлое, другим – в будущее”, сказала Сильвестри.

Архивы также часто играют важную роль в обучении дизайнеров и ремесленников – и даже в возрождении техники, написал в электронном письме исполнительный директор Chaumet Жан-Марк Мансвельт.

“Нередко, когда старое изделие выкупается, наша ювелирная мастерская, реставрируя его, заново открывает методы, которые, возможно, канули в Лету и которые мы хотим вернуть в будущем творении”.

Например, он упомянул недавнюю повторную продажу тиары Радзивиллов, изделия из серебра и золота, изготовленного Домом в 19 веке. По его словам, для ее восстановления мастерам Chaumet потребовалось освоить традиционные методы обработки серебра. Работа над другими старинными изделиями также привела ателье к использованию serti écaille – техники, при которой бриллианты наслаиваются друг на друга, подобно рыбьей чешуе. Chaumet использовал этот стиль в коллекции Ondes et Merveilles, представленной в июле 2022 года.

Материалы, из которых изготавливается ювелирное изделие, часто не являются единственным фактором, определяющим его ценность. “Ценность заключается во многих вещах, – говорит Кристиан Споффорт, глава ювелирного отдела лондонского Sotheby’s. – Это, конечно, золото, бриллианты, драгоценные камни, но история тоже играет важную роль”. По его словам, помимо выдающегося происхождения, близость к истории является мощным фактором продажи.

Сет с аметистами 1825 года, из архива Mellerio (Mellerio):

Глубокая связь с историей, начавшейся в 1613 году, это то, что креативный директор Mellerio dits Meller, Лор-Изабель Меллерио, продемонстрировала в коллекции 2021 года Les Muses, вдохновленной такими женщинами, как Мария Медичи и Мария-Антуанетта, которые были связаны с Домом.

Презентация коллекции побудила Меллерио реорганизовать подборку предметов из обширного архива Дома и выставить их в небольшом музее на нижнем этаже бутика бренда на Rue de la Paix. В нее входит сундук Marmotte, который Жан-Батист Меллерио носил на спине, продавая ювелирные изделия на улицах Парижа и Версаля в конце 18 века.

“Когда клиенты видят Marmotte, они поражены”, – сказала Меллерио, добавив, что архивные материалы вызвали энтузиазм у бренда. “Это открытие, это опыт, клиенты погружаются в бренд и сразу понимают его ДНК, его подлинность и ценят это”.