Опираясь на многолетние исследования и работая с одним из главных мастеров Джайпура по эмали, Элис Чиколини создает изделия, которым суждено стать талисманами.

Тринадцать лет назад, работая директором по искусству и культуре Британского совета в Индии, Чиколини отправилась в Мехрангарх, великолепный форт XV века, и посетила дворцы с музеями в Джодхпуре. Среди коллекций придворного текстиля, арсенала и миниатюр ее привлекла шкатулка с ювелирными изделиями жены магараджи. «В ней хранилось много вещей, составляющих Солах Шрингар», – говорит она, ссылаясь на древний индуистский обычай, когда невеста в день своей свадьбы носила 16 традиционных украшений, начиная от браслетов, украшенных колокольчиками, и заканчивая хрустальными и золотыми браслетами. «Сама шкатулка выглядела довольно обыденно, но мысль о том, что ее содержимое означало, была магической для меня».

Это открытие побудило Чиколини приступить к тщательному изучению индийского эстетического ритуала, читать книги о сакральной архитектуре, роли космологии и церемонии в индийском театре. Несколько лет спустя, после долгих исследований и возвращения в родную Англию, она в конце концов в Восточном Лондоне основала свою студию. Оформился самый первый дизайн ювелирных украшений Чиколини: кулон «Shinkara» создан в 2010 году, выкован из золота с резным эбеновым деревом и стекловидной эмалью, напоминающей по форме вершину храма. «Именно этот гибридный объект соединяет различные формы и узоры со всего Шелкового пути», – объясняет она дизайн, который заложил основу для целой линии изделий, опирающейся на религиозные, природные и архитектурные формы.

Ювелирный дизайнер, вдохновленный древними обычаями и артефактами

 Сейчас существует специальная коллекция «Temple», вдохновленная формами древних святынь Турции, Индии и Узбекистана, а коллекция «Summer Snow» была названа в честь тополиного пуха, который покрывают улицы Москвы каждый июнь.

«Я всегда больше интересовалась талантом ремесленников, чем каким-нибудь массивным изумрудом, – говорит Чиколини, которой сейчас 47. –Восприятие индийского ремесла за последние 50 лет ухудшилось, но если вспомнить XVIII век, когда Гейнсборо писал портреты аристократических дам в кашемировых шалях, и это считалось превосходным – я хотела напомнить людям, что это остается». С самого начала она сотрудничала с Kamal Kumar Meenakar, одним из последних оставшихся джайпурских мастеров meenakari – практики эмалирования замысловатых рисунков на металле, которая была создана в Персии в XVII веке. «Он художник», — говорит она о Meenakar, который берет эскизы, технические рисунки и восковые макеты, а возвращает их в виде полностью сформированных изделий, содержащихся в маленьких запечатанных воском жестяных коробках, завернутых в полотно. «В его руках эмаль становится миниатюрной картиной».

Чиколини прожила много жизней, прежде чем стать ювелиром. Единственный ребенок двух учителей, она выросла в наполненном книгами доме конца 19 века на окраине пригорода Северного Лондона. Ее мать, одержимая Уильямом Моррисом, садовод и поэт-любительница, привила ей любовь к искусству. После изучения драмы и работы в лондонском театре Young Vic, она стала менеджером проекта дизайнера мебели Тома Диксона, затем получила степень магистра по истории моды. В 2009 году, после пяти лет работы в Индии, Чиколини вернулась в Лондон, чтобы получить степень магистра ювелирного дизайна в Central Saint Martins, где в настоящее время она является приглашенным лектором.

Ее постоянная коллекция Memphis впервые представлена в 2012 году. Монохромные линии и точные зигзаги, смелые кольца и серьги из лакированной эмали резко контрастируют с ее выразительными дизайнерскими решениями meenakari.

В настоящее время она работает с колумбийским ювелиром из Женевы над коллекцией, посвящённой богиням.

Для Чиколини ювелирные украшения – это не просто декоративные изделия. Она даже не носит их в большом количестве сама, а вместо этого собирает кольца, браслеты и кулоны, как это принято делать с произведениями искусства. «Мне просто нравится иметь их», – говорит она о любимых ювелирных изделиях.

В прошлом году она была одним из немногих ювелиров, сотрудничавших с Carpenters Workshop Gallery, галереей дизайна, специализирующейся на современной мебели. Для проекта, чьей единственной задачей было создание коллекции, которая бы соответствовала эстетике компании, она создала свою коллекцию Totem. Она включает в себя два тотемных кольца, каждое из которых состоит из трио графических монохроматических полос, которые сочетаются друг с другом, как единый геральдический щит. Сотрудничество прекрасно воплощает философию Чиколини в ювелирном деле. Будь то украшение для запястья, пальца или камина, ее драгоценности пропитаны историями вековых ремесел, их смысл аккуратно воплощен в их эмалевых формах, как и множество шкатулок с драгоценностями жены магараджи, готовых к открытию будущими поколениями.